Электронные книги и методики
Электронные книги и методики для создания и развития бизнеса и системы упавления
Приобрести книги и методики

Виды бизнеса > Бизнес по оказанию услуг > Салон красоты > Салон красоты: от идеи до открытия

Салон красоты: от идеи до открытия

Елена Ковалюк, автор книги "Бизнес или игрушка. 1000 и 1 способ открыть уникальный салон красоты"

Как появилась идея создания салона красоты

Вы мечтаете об интересной работе?
Вы хотите вернуть себе радость бытия?
Вы хотите изменить свою жизнь?
Тогда вам нужна большая мечта, которая вас вдохновит.
Вот как это случилось у меня.

Мой отец, капитан дальнего плавания, 45 лет отдал флоту. Большую часть этих лет он провел в море. Рейсы иногда длились по 8-10 месяцев. Однажды они с мамой подсчитали, сколько же отец был дома с семьей за 45 лет совместной жизни. Оказалось, не больше пятнадцати.

Мы жили так же, как другие дети моряков: редко видели отца и рано привыкали к самостоятельности. Как только судно приходило в советский порт, мама вместе с другими женами моряков срывалась с места и ехала к мужу на свидание, порой через весь Союз. Мы оставались дома одни, иногда неделями жили втроем – я, сестра и брат.

Я была старшей и рано научилась готовить, вести хозяйство и отвечать за "детей", так мы с мамой называли моих брата и сестру. И хотя сестра была младше меня на 2 года, а брат – на 6 лет, они все равно в наших разговорах были "детьми".

Моя мама – учитель и страстный почитатель классической музыки. Дома у нас всегда были самые редкие пластинки, отец привозил их даже из-за границы. Верди, Пуччини, Россини, Чайковский – музыка звучала постоянно.

И еще у нас была самая большая домашняя библиотека, которую мне когда-либо приходилось видеть. Книги плотно стояли от пола до потолка на сделанных отцом деревянных стеллажах, и у меня никогда не было необходимости ходить в библиотеку. В те времена, когда книги были на вес золота, я могла читать любую литературу, от классики до "Архипелага ГУЛАГа".

Атмосфера родительского дома развила во мне страсть к творчеству. Кажется, я перепробовала все: шила, вышивала, вязала, играла на пианино и гитаре, писала стихи, а в 44 года поступила в художественную школу и научилась рисовать. Но об этом чуть позже!

Начало 90-х в нашей стране стало временем больших перемен. Тогда наконец морякам разрешили брать в рейс жен, чтобы они могли хоть немного побыть вместе. И отец взял нашу маму с собой, чтобы показать ей Европу. Возвратившись, мама в восторге рассказывала, какие чудесные за границей парикмахерские, все там фирменное: и полотенца, и расчески, и кисточки. Особенно ее удивляло, как в заграничных парикмахерских моют клиентам голову. Она восторженно рассказывала, как расположилась в мойке чуть ли не лежа, и это было так комфортно, что даже макияж не пострадал.

Шел 1993 год. Помните те времена? Сказать, что были проблемы с профессиональной продукцией для парикмахерских салонов, – значит, ничего не сказать. Еще хуже дело обстояло с качеством обслуживания и квалификацией мастеров. Парикмахерские приходили в упадок, и, чтобы реанимировать эту отрасль, их начали продавать. И тогда мой брат Михаил, бизнесмен нового поколения, сказал: "Давай сделаем для мамы салон красоты? И в нем будет все так, как она рассказывала!"

Тогда и началась моя "красивая" карьера. Вскоре брат купил нашу первую парикмахерскую на аукционе, где продавались запущенные, неспособные к дальнейшей работе предприятия. Во времена Перестройки у людей появилась возможность создавать коллективную собственность, и многие парикмахерские пошли по этому пути. Но люди не учли, что для коллективной собственности нужна еще и коллективная сознательность. А это значит, что деньги должны идти не только на зарплату, но и откладываться на ремонт, развитие, рекламу. Но, видимо, они были несколько сбиты с толку обрушившейся на них свободой и думали только о своих доходах. В результате помещения разрушались, никто не заботился об эстетике, о повышении профессионализма и едином стиле салона.

Парикмахерские быстро приходили в упадок, это наблюдалось повсеместно. А мы пришли как хозяева нового формата, нам хотелось взяться за интересное дело, которое бы приносило и удовлетворение, и прибыль. Мы не выбирали специально салон красоты для покупки: какой продавался, такой и купили. Это была большая парикмахерская на 20 рабочих мест, из них 15 – для парикмахеров. Она находилась в спальном районе на окраине города и называлась очень банально: "Чудесница".

Вот мы и принялись чудесным образом превращать "Чудесницу" в "Жемчужину". Название я долго выбирала, мне хотелось выразить в нем концепцию салона красоты и отношение к клиентам. Так родилась идея-аллегория: наш клиент, приходящий в салон красоты, подобен песчинке, которая, попадая в морскую раковинку, преображается и превращается в жемчужинку.

Страшно вспоминать, насколько запущенной досталась нам эта "Чудесница". Там текла крыша, и малейший дождь оборачивался катастрофой. Потоки воды оставляли мутные следы на всех зеркалах, которыми была увешана передняя стена холла. Пахло сыростью и упадком.

В парикмахерском зале, возле одного из рабочих мест, стояла большая синяя, со следами ржавчины, бочка на 200 литров, в которую стекала вода с вентиляционного люка в потолке. Мастера были вынуждены вычерпывать ее ковшиком, нести через весь зал и выливать в раковину.

Ну, а как тогда мыли голову в парикмахерской, наверное, еще многие помнят. Воду грели в алюминиевом ведре на электрической плитке, потом разбавляли ее в тазу и поливали из ковша голову клиента, который низко наклонялся над раковиной… Ненавязчивый новороссийский сервис!

Рядом на плите стояла кастрюля, в которой варился урзол – черное месиво с неприятным запахом, которым тут же красили волосы, брови и ресницы клиентам. Что такое урзол? Мастера постарше его прекрасно помнят. Этот продукт использовался в парикмахерских Советского Союза на фоне полного отсутствия профессиональной косметики.

Краткая справка об урзоле (парафенилендиамине)

Урзол (парафенилендиамин) применяется для выделки кожи и обработки меха, используется в синтезе красителей, в том числе красок для волос.

Парафенилендиамин очень токсичен. Врачам он известен как сильный контактный аллерген и канцероген. Это вещество запрещено в Швеции, Германии и Франции. На всех красках, которые там продаются, написано: "Не содержит парафенилендиамина". Почти отказались от него и в США.

Врачи говорят, что аллергия на краску с парафенилендиамином встречается хоть и очень редко, зато бывает обширной. Главное, что она может проявиться не сразу после первого окрашивания волос.

И что самое удивительное и страшное, я недавно в Интернете встретила рекламу: "Продаем Урзол". И в чате опубликована инструкция по его применению в парикмахерских. Так что обращайте внимание на то, чем красят ваши волосы. Берегите здоровье.

Поиск оборудования и косметики для открытия салона красоты

Мой брат Михаил предложил мне директорское кресло в купленной парикмахерской. Мне было 33 года, и это предложение стало для меня неожиданным. Оно круто переворачивало всю мою жизнь, сулило что-то новое, интересное и будоражило фантазию.

Итак, у нас была мечта – сделать салон красоты для мамы! И брат мне сказал: "Придется тебе ехать в Москву, искать солидную фирму, которая бы предоставила и оборудование, и косметику для открытия нового салона красоты. И чтоб научила наших парикмахеров со всем этим работать!"

Почти неделю я скиталась по январской Москве, везде на меня смотрели снисходительно. А хозяйка респектабельного салона на Тверской заявила мне холодно: "Мы с провинцией не работаем!"

Я бродила по московским улицам, продрогшая в своем южном пальтишке до глубины моей воспарившей души. Заходила подряд во все по-западному шикарные салоны красоты и спрашивала одно и то же: "Где найти фирму, которая изготавливает оборудование для салонов красоты?" Чаще всего в ответ мне только равнодушно пожимали плечами. А одна бизнес-леди с нескрываемым высокомерием сказала: "Это наше ноу-хау, и для того чтобы я просто открыла рот, вы должны заплатить мне не меньше 2000 долларов".

И вот, проезжая на трамвае по заснеженной Москве, я замечаю в окне огромный рекламный щит выставки "Консумэкспо-94". Все, что я успела выхватить краем глаза из текста рекламы – слова: "косметика", "салоны красоты", "оборудование"… И мой трамвай прогромыхал дальше. Я выскочила на ближайшей остановке, вернулась назад, перешла железнодорожные пути, чтобы прочитать остальной текст и узнать адрес выставки.

Что это было – судьба, везение, знак, поданный мне Вселенной? Я только сейчас понимаю, как мне тогда повезло! Ведь я попала на первую в постсоветской России выставку, где были представлены многочисленные косметические компании, хлынувшие на наш неизбалованный рынок. Потом она переросла в известную всем и популярную выставку InterCHARM.

В выставочном комплексе на Красной Пресне на огромных площадках мне пришлось долго искать что-то связанное с салонным бизнесом. Бесконечная вереница косметических компаний предлагала много нужного. Но у меня было напутствие брата – искать фирму с комплексом услуг. И вот, уже на исходе дня, изрядно уставшая, я свернула в очередной павильон и на углу увидела современно оборудованный мини-салон, где мастера-парикмахеры обслуживали посетителей выставки.

Это было как раз то, что я искала. Немецкая компания Wella занималась обучением мастеров, делала оборудование для парикмахерских салонов, а главное – представляла совершенно новую для нас профессиональную косметику. Людей возле стенда было много, и задать интересующие меня вопросы на месте не было никакой возможности. Меня записали на встречу с представителем фирмы Владимиром Усольцевым на следующий день.

А ночью, после выставки, мне снился сон. В нем, как в калейдоскопе, передо мной мелькали современные мойки для волос, стильные кресла, элегантные зеркала, красивые флаконы, фирменные расчески… Наутро я с нетерпением снова бежала на выставку – на свои первые в жизни бизнес-переговоры.

Там я нашла даже больше, чем искала. Тогда еще малоизвестная широкому кругу наших сограждан компания Wella не просто продвигала косметику для салонов – она учила нас любить и лелеять клиентов, делать их красивыми и счастливыми. Словом, у нее была своя философия, так непохожая на то, к чему мы привыкли.

Я стала почти физически ощущать, что если иметь большую цель и настойчиво идти к ней, то вселенная начинает помогать тебе!

Покупка оборудования для салона красоты – первый шаг в индустрию красоты

Фирма Wella на момент нашей первой встречи в 1994 году, была чуть ли не единственной компанией, обеспечивающей комплексный подход к открытию салонов красоты.

Мы, приехавшие со своими планами из далекой периферии, очень удивили ее представителей. Что за Новороссийск? Где он находится? И это даже не районный центр?

Первые переговоры прошли, и я с ликующим сердцем улетела домой. Вся наша большая семья собралась, чтобы услышать рассказ о моих московских мытарствах. Прямо на обеденном столе я разложила красочные проспекты и взахлеб рассказывала о своей находке, об огромной выставке, о переговорах. И все удивлялись, какие неожиданные и интересные результаты принесла моя поездка.

Но это, как говорят, романтика. Нужно было принимать решение и окунаться с головой в новый, еще непонятный бизнес. Условия сотрудничества нам предложили очень жесткие. В те годы новые русские не вызывали доверия у Запада. Компания Welonda, производившая профессиональное оборудование, выставила требование 100-процентной предоплаты. И лишь после того, как деньги поступили на счет в Германии, началось производство нашего оборудования.

Нам хотелось сделать современный салон красоты, и мы с готовностью отзывались на все предложения нашего нового партнера. В частности, по их рекомендации мы пригласили из Москвы дизайнера, который грамотно, со знанием своего дела перепланировал старое помещение в соответствии с международными стандартами. И вскоре я с детской радостью развернула огромный чертеж с планом расстановки оборудования, там был определен стиль помещения, предусмотрено все для удобства сотрудников и клиентов и даже указаны места для цветов и постеров.

Большим откровением для меня стала немецкая тщательность, с которой были проработаны детали. В частности, розетки должны находиться ни много ни мало, как в 52 сантиметрах от пола, и именно на этот уровень мы должны были вывести электрокабели. Это в то время, когда розетки везде размещали на глаз, не задумывались об эргономике и прочих мелочах. С тех пор я для себя твердо уяснила: каждым делом должны заниматься профессионалы. Дизайнер должен проектировать, директор – руководить. Как говорится, кесарю – кесарево!

Ремонт салона красоты мы делали 7 месяцев. Все это время мы поддерживали коллектив, который томился в ожидании открытия. Дело в том, что по условиям продажи парикмахерской как муниципальной собственности мы в течение 5 лет не имели права менять профиль предприятия и должны были сохранить персонал. Мы с нашими будущими сотрудниками встречались каждый месяц, рассказывали, как движется дело, платили минимальную зарплату, поздравляли именинников и даже новобрачных.

Оборудования ждали из Германии долгих 3 месяца. Салон уже был отремонтирован, мастера изнывали в бессрочном отпуске, всем не терпелось начать работать. Наконец к нашему салону красоты подъехали две огромные ярко раскрашенные фуры.

Оборудование упаковано было по-немецки добротно, ящики сколочены из толстых свежих досок. Выгружали все это богатство неспешно и обстоятельно. Гора из досок от упаковки росла с каждым часом, и встал вопрос: куда их девать? Смешно вспоминать: я не знала, куда их пристроить. Я позвонила директору нашего детского сада и спросила: "Ирина Семеновна, а вам доски нужны?" "Лена, что за вопрос? – чуть не задохнувшись от неожиданного везения, кричала она в трубку. – Конечно, нужны!" Две машины досок ушли в детский сад. Их хватило, чтобы отремонтировать полы в игровых беседках.

Надо признать, что качество полученного оборудования было великолепным, и мы нисколько не жалели о потерянном времени. Мы оказались одними из первых, кто задался целью открыть современный салон красоты, это у нас получилось. Но впереди было еще много ошибок и промахов, на которых мы учились.

Как открыть салон красоты без воды?

Самой большой трудностью для нас стала вода. Дело в том, что в Новороссийске существует многолетняя проблема, как у нас говорят, "большой воды". В нашем городе вода подается по часам, по 2–3 часа утром и вечером.

А как открыть современный салон красоты без воды? Мы решили поставить на крышу большой накопительный бак и закачивать туда воду. Сколько нужно было воды для бесперебойной работы салона, никто не знал.

Расчеты делали приблизительно, мерили ведрами, прикидывали, сколько нужно воды на одного клиента. Боялись ошибиться. В итоге водрузили на крышу шестикубовый бак, которого, как показала практика, хватало на 3–4 дня работы. От бака провели трубы в подвал, поставили насосы, нагреватели и подвели все коммуникации в залы к оборудованию.

Помню, Владимир Усольцев, который тогда уже руководил компанией "Руссвелл", всегда ставил меня в пример: "О каких проблемах организации салона красоты вы говорите, когда у меня человек в Новороссийске на баке с водой салон открыл!" Смешно? А у нас с тех пор все салоны красоты в городе устанавливают баки с водой и работают теперь с удобствами и без перерывов.

В 1994 году мы попали в первую десятку салонов красоты, открытых в России в партнерстве с компанией Wella. И наша "Жемчужина" стала первым в крае современным салоном красоты. Очень трудно было пробиваться сквозь дебри советских представлений о парикмахерском бизнесе.

О нашем первом салоне ходили невероятные слухи: якобы вход у нас платный и обслуживаем мы только за доллары. К нам часто заглядывали, чтобы только посмотреть на диковинку, о которой говорит весь город, и даже не решались войти. Тогда людям казалось, что такой великолепный салон красоты – удел только привилегированной публики.

Первая школа профессионалов

Было немало курьезных случаев из-за незнания нами специфики бизнеса. Помню, с каким размахом мы сделали первый заказ профессиональной косметики. Не зная, сколько материалов будет использовать наш салон-первенец, мы накупили столько, что еще спустя 3 года пользовались шампунями той, первой закупки.

А перед самым открытием приехали технологи компании Wella и 3 дня учили нас работать с совершенно незнакомой, вызывающей восторг профессиональной косметикой.

Я до сих пор помню их по именам: Люба Чигирева, Лена Тихонова и Оля Шевцова. Мы с ними дружили потом много-много лет. Технологи рассказывали о философии фирмы, делились профессиональными секретами, учили правильно общаться с клиентами. Они говорили, что в нашем деле нет мелочей, и даже полотенце на голову клиента нужно повязывать красиво – в виде чалмы, ведь тогда клиенту будет приятно взглянуть на себя в зеркало. Все это было удивительно и труднопостижимо для людей, которые до этого красили только хной и урзолом.

И в конце первого в нашей жизни семинара у меня уволились сразу 2 мастера, они испугались большого объёма информации и нового оборудования. Им тогда климазоны казались невероятно умными, сложными, как космические аппараты, машинами. Девочки мне так и сказали: "Мы вам тут что-нибудь сломаем, потом не рассчитаемся!"

Мы ушли вперед, а те, кто испугался, так и работают в парикмахерской эконом-класса и зарабатывают гроши. Спустя много лет я случайно зашла в маленькую парикмахерскую, устроенную в бывшей летней кухне возле частного домика, и увидела "своих" отказников. Мне даже было неловко смотреть на их старомодные стрижки, потухшие глаза и неуютные, захламленные рабочие места. Как говорится: "Каждый выбирает по себе щит и латы, посох и заплаты".

Но мастеров нужно было учить дальше. Ведь много лет наши парикмахеры испытывали настоящий информационный голод, новости о последних модах выуживали из редких телепередач и зарубежных журналов. Не было школ, ремесло передавалось от мастера к ученику.

Правила, технологии, особые свойства различных средств – так много нового! По тем, первым семинарам мы с мастерами писали конспекты, никаких книг и пособий не было. База знаний составлялась своими руками в простых тетрадках, а после она пригодилась для открытия первой Школы парикмахеров при нашем салоне красоты. Нам нужны были кадры, и брать их было неоткуда, выход один – учить самим.

Школа при нашем салоне красоты просуществовала около 7 лет. Потом этот вид деятельности перерос в большой учебный центр "Мастер-Класс!". Экзамены в своей школе я проводила в виде конкурса. Победивший выпускник оставался работать у нас в салоне. Так мы собирали элитный состав наших мастеров. Остальных весьма охотно приглашали в другие парикмахерские. Сейчас в редком салоне красоты не встретишь наших выпускников.

Тогда мы не понимали, что "изобретали свое колесо", мы просто работали. Работали с удовольствием, как первооткрыватели. Это нас воодушевляло, усталости не чувствовалось. Было ощущение полета и увлеченности. Наверное, так бывает всегда, когда ты молод и занимаешься любимым делом.


Подробнее о создании и развитии салона красоты можно прочитать в книге Елены Ковалюк "Бизнес или игрушка. 1000 и 1 способ открыть уникальный салон красоты"


Подпишитесь на рассылку новых материалов сайта



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *